Письмо от имени Всемирного Дома Справедливости трём бахаи об антропогенном изменении климата от 27 ноября 2017 года

Материал из Бахаи Википедии
Перейти к: навигация, поиск

Письмо от имени Всемирного Дома Справедливости от 27 ноября 2017 года об отношении к вопросу глобального антропогенного изменения климата.

Перевод письма на русский язык

[Адресовано трём бахаи]

Горячо любимые друзья-бахаи!

Всемирный Дом Справедливости получил ваше письмо от 21 июня 2017 года, в котором поднимались вопросы об участие общины бахаи в решении проблемы антропогенного изменения климата. Вы излагаете свои взгляды на современный дискурс, связанный с изменением климата, отмечая, что чувствуете оказываемое на вас давление с целью убедить вас принять крайнюю точку зрения касательно причин и предсказанных катастрофических последствий изменения климата, и поддержать соответствующую экономическую и социальную политику. Вы также делитесь своим мнением о том, что некоторые бахаи заняли жёсткую позицию в рамках такой экстремальной точки зрения, навязывая свои аргументы и подавляя мнения других верующих, — и, как следствие, вы опасаетесь, что они могут возвести требование предпринять в связи с этой проблемой какие-то действия до уровня религиозного принципа, тем самым вовлекая общину в партийные политические дебаты. Нас попросили передать вам следующее.

Дом Справедливости ценит то, что вы обратились к нему с целью разъяснить беспокоящие вас вопросы. Он приветствует возможность не только обсудить собственно проблему изменения климата, но и, в более широком плане, уточнить некоторые идеи о том, как бахаи должны понимать улучшение мира и способствовать ему.

Ваше письмо отражает глубокую озабоченность практическими границами научных знаний, их следствиями для государственной политики и их возможными искажениями в аргументах, выдвигаемых в пользу катастрофического антропогенного изменения климата, — которые вы считаете экстремальными, политизированными и не опирающимися на факты. Хотя вы не упомянули об этом, вы, несомненно, осознаёте, что ваш умеренный скептицизм в значительной степени омрачается в публичных дебатах другой экстремальной точкой зрения, которую пропагандируют правящие и привилегированные группы общества, полностью отрицающие изменения климата и пытающиеся принизить или оспорить соответствующие научные результаты. Поэтому конкретные опасения относительно возможного впадения в крайность одной из сторон дискуссии необходимо решать, не выступая в защиту другой крайности. Что касается изменения климата и других жизненно важных для общества вопросов, то бахаи должны остерегаться широко распространённой в современном дискурсе тенденции проводить грубые дихотомии, ни в коем случае не попадать в ловушку борьбы за власть и не участвовать в непримиримых дебатах, мешающих искать подлинные решения мировых проблем. Самым полезным и наиболее эффективным для человечества было бы оставить фанатичные споры и нацелиться на единые действия, опирающиеся на лучшие из имеющихся научных доказательств и основывающиеся на духовных принципах, тщательно обдумывать и периодически пересматривать свои действия в свете полученного опыта. Постоянный акцент на отыскании и усугублении разногласий, вместо поиска общих конструктивных моментов, приводит к впадению в крайности, что раздувает чувство гнева и питает неразбериху, тем самым подрывая нашу волю и способность что-то предпринимать в отношении жизненно важных вопросов.

Одна из самых насущных проблем человечества в нынешнем веке — это как может растущее, быстро развивающееся и ещё не объединённое население земного шара жить в гармонии с планетой и её ограниченными ресурсами при справедливом учёте интересов каждой группы. Когда организм начинает отрицательно влиять на свою экосистему или истощает её ресурсы, мы сталкиваемся с определёнными биологическими реалиями. Ограниченная доступность ресурсов и их несправедливое распределение провоцируют глубинные потрясения как в национальных социумах, так и на международном уровне, вплоть до массовых волнений и войн. Кроме того, конкретные схемы организации человеческих дел могут иметь разрушительные последствия для окружающей среды. Вопрос о влиянии на нас изменений климата, в какой степени они спровоцированы человеком и насколько их последствия могут быть смягчены, выступает сейчас основным аспектом этой более общей проблемы. Откровение Бахауллы прямо и косвенно затрагивает целый ряд таких проблем, указывая на необходимость гармонии между обществом и миром природы. Поэтому весьма важно, чтобы бахаи вносили свой вклад как в обдумывание этого вопроса, так и в соответствующие действия.

В Учении бахаи немало говорится о важности науки. «Учёные... действительно заслуживают поддержки со стороны людей всего мира», — отмечает Бахаулла. Абдул-Баха писал, что «науки сего дня суть мосты к реальности» и неоднократно подчёркивал, что «религия должна находиться в согласии с наукой и разумом». Следует обратить внимание на тот факт, что когда Шоги Эффенди был задан некий научный вопрос, он ответил в письме, написанном от его имени, что «мы — религия, мы не имеем права выносить суждения по научным вопросам». В ответ на другие научные вопросы, поднимавшиеся в ряде случаев, он постоянно говорил бахаи, что такие вопросы должны исследоваться учёными.

Научные исследования вопроса о вкладе человека в глобальное потепление постепенно активизировались на протяжении последнего столетия и, в последнее время, достигли пика интенсивности. Хотя, естественно, среди отдельных учёных всегда существуют различия во мнениях, однако что касается вопроса о причинах и следствиях изменений климата, между экспертами в соответствующих областях в настоящее время наблюдается поразительная степень согласия. Обоснованные научные результаты, полученные с использованием надёжных научных методов, дают нам знания, которые уже могут стать базисом для практических действий; в конечном счёте, результаты этих действий должны стать объектом дальнейших научных исследований и выдержать столкновение с объективными фактами физического мира. В спектре обсуждаемых вопросов,— среди которых мера вины человека, прогнозы возможных будущих последствий и варианты ответных действий, — некоторые аспекты, конечно, подтверждаются научными данными в меньшей степени и, следовательно, подвергаются дополнительному критическому анализу.

Столь сложное явление, как изменение климата, не может быть выражено в простых лозунгах или прямолинейных политических рецептах. Даже когда имеется консенсус в отношении некоторых основополагающих фактов, может существовать множество разных представлений о том, что делать в ответ на эти факты, и проблема усугубляется, когда существует неопределённость или когда основные факты оспариваются по политическим мотивам. Но, несмотря на то, что публичные обсуждения нередко действительно могут иметь местечковый или высокоэмоциональный политический компонент, более примечательным следует считать тот факт, что, несмотря на трудности, испытываемые государствами при поиске согласия по многим важным вопросам, правительства почти всех стран на Земле, собравшись не так давно в Париже, достигли политического консенсуса в отношении общей программы действий в ответ на изменения климата, причём было запланировано, что эта программа будет эволюционировать по мере накопления практического опыта. Более века назад Абдул-Баха упомянул «единство цели во всемирных предприятиях, кульминацию чего мы вскоре увидим». Недавно принятое международное соглашение по изменению климата, невзирая на все свои недостатки и ограничения, стало ещё одной яркой демонстрацией этого свершения, предвосхищённого Абдул-Баха. Это соглашение — отправная точка для конструктивных мыслей и действий, которые с течением времени могут быть уточнены или пересмотрены на основе опыта и новых открытий.

Хотя фундаментальные принципы бахаи запрещают им участвовать в узкопартийных политических делах, не следует истолковывать этот запрет в том смысле, что он не допускает полного и активного участия друзей в поиске решений неотложных проблем, стоящих перед человечеством. Учитывая, что вопрос об изменении климата порождает социальные, экономические и экологические проблемы во всём мире, заинтересованные верующие, учреждения и агентства бахаи, естественно, так или иначе решают его на местном, региональном, национальном и международном уровнях. Однако это не означает, что связанные с такими инициативами умозаключения о научных воззрениях на изменения климата следует толковать или представлять как вопросы религиозных убеждений или обязательств. Разные бахаи, учитывая разницу в их уровне образования, будут по-разному понимать научные идеи в целом, равно как и открытия касательно изменений климата в частности, и будут склоняться к разным действиям, и они вовсе не обязаны придерживаться единомыслия в таких вопросах. Всякий раз, когда бахаи участвуют в мероприятиях, связанных с этой темой в более широких кругах общества, они могут помочь внести свой вклад в конструктивный процесс, подняв дискурс выше мелочных политических соображений и корыстных интересов, стараясь достичь единства мысли и действий. Эти усилия могут вдохновляться уже известными концепциями бахаи; например, письмо Дома Справедливости от 1 марта 2017 года рассматривает моральные аспекты потребления и чрезмерного материализма, напрямую связанные с эксплуатацией и разрушением окружающей среды. Для затравки дискуссии, без сомнения, можно использовать множество не вызывающих желания спорить и общих для всех участников аспектов, в которых усилия по решению вопроса об антропогенном изменении климата соответствуют широко принятым подходам к улучшению экологии. Области сотрудничества с другими людьми могут расширяться по мере того, как приобретается соответствующий опыт и накапливаются знания.

В тех частях мира, где дискуссии вокруг проблемы антропогенного изменения климата действительно зашли в тупик по причине взаимной ожесточённости спорщиков, бахаи должны остерегаться того, чтобы этот фанатичный раскол не пустил корни в общине. Это вполне может означать, что некоторые лица или учреждения должны учитывать, в какой степени их взгляды на действия, требуемые для изменения климата, отражают чрезмерно радикальную позицию, будь то в плане как преувеличения проблемы, так и её преуменьшения. Концепции и принципы, связанные с совещанием бахаи, подскажут друзьям, как они должны взаимодействовать между собой и как им следует участвовать в общественных дискуссиях и социальных действиях. Совещание предоставляет средства, с помощью которых может быть достигнуто общее понимание и выработано коллективное направление действий. Всё это предполагает свободу, уважение, достойное и справедливое стремление группы людей к обмену мнениями, поиску истины и попыткам достичь консенсуса. Первоначальное различие во мнениях становится отправной точкой для изучения вопроса с целью достижения более глубокого понимания и согласия; оно не должно становиться причиной злобы, отвращения или отчуждения. Действуя в единстве, можно проверить конкретный выбранный курс действий, в затем пересматривать его, по мере необходимости, в процессе самообучения. В противном случае, как объясняет Абдул-Баха, «упрямство и настаивание на своих взглядах приведут, в конечном счёте, к раздорам и спорам, а истина останется сокрытой».

Не менее важным для такого участия следует также считать более внимательное отношение к словам Бахауллы касательно принципа умеренности и применения этого принципа на практике. «Во всех делах желательно соблюдать умеренность, — говорит Он. — Если что-либо будет доведено до крайности, то станет источником зла». Этот призыв к умеренности включает, в частности, манеру речи, которой нужно придерживаться, чтобы в итоге прийти к взвешенным выводам.

« «Человеческая речь есть сущность, стремящаяся оказать влияние, и она нуждается в умеренности», — пишет Бахаулла. «Одно слово подобно весенней поре — от него нежные ростки в розовом саду знания начинают зеленеть и цвести, другое же действует, словно смертельный яд», — объясняет Он. «Предусмотрительный и мудрый будет говорить кротко и терпеливо, дабы сладость слов его помогла всякому человеку достичь того, что подобает его положению». »

Под умеренностью Бахаулла никоим образом не подразумевает всего лишь компромисс, размывание правды, лицемерие или утопический всеобщий консенсус. Умеренность, к которой Он призывает, требует положить конец разрушительным крайностям, от которых страдает всё человечество и которые разжигают непрекращающиеся споры и беспорядки. Умеренность в обсуждении и действиях — прямая противоположность волюнтаристскому навязыванию своих взглядов с опорой на силу, равно как и настойчивой пропаганде идеологических целей, что препятствует поиску истины и сеет семена непрекращающейся несправедливости. Умеренность — это практическая и принципиальная точка зрения, стоя на которой, можно без предрассудков признавать и принимать достоверные и полезные идеи независимо от их источника.

« «Тот, кто держится справедливости, не должен ни при каких условиях преступать границ умеренности, — заявляет Бахаулла. — Направляемый Всевидящим, во всём различит он истину». »

Дом Справедливости полагает, что, исполняя все аспекты своей работы по построению общины, социальным действиям и участию в общественных дискуссиях, отдельные верующие, общины и учреждения Веры будут постоянно расти в своём потенциале, стараясь внести уникальный и эффективный вклад в решение многочисленных проблем, затрагивающих общество и планету, — включая те, которые относятся к изменениям климата.

С любовью и приветствиями бахаи, Отдел секретариата

Оригинал письма на английском языке

[To three individuals]

Dear Bahá’í Friends,

The Universal House of Justice has received your email letter of 21 June 2017 raising questions about the involvement of the Bahá’í community in addressing the issue of anthropogenic climate change. You express your views about the contemporary discourse surrounding climate change, observing that there is pressure to accept an extreme position about the causes and predicted catastrophic results of climate change and to support associated economic and social policies. You also share your perception that some Bahá’ís have taken a position strongly aligned with such an extreme position, promoting its arguments and suppressing the views of other believers and, as a result, you fear that they may be raising the requirement to act on this issue to the level of a religious principle and involving the community in a partisan political debate. We have been asked to convey the following.

The House of Justice appreciates your turning to it for clarification of matters that have been a source of concern to you. It welcomes the opportunity not only to address the issue of climate change itself but, more broadly, to clarify certain ideas about the way in which Bahá’ís are to understand and contribute to the betterment of the world.

Your letter reflects thoughtful concern about the practical limits of scientific knowledge, its implications for public policy, and its possible misrepresentation in an argument warning about catastrophic anthropogenic climate change that you feel is extreme, political, and unjustified by the facts. Although you do not mention it, you are surely aware that your measured skepticism is largely overshadowed in the public debate by another extreme perspective, promoted by political and vested interests, that goes as far as denying climate change and attempting to dismiss or contend with relevant scientific findings. Specific concerns about possible extremes on one side of the debate, therefore, must be addressed without appearing to advocate the other extreme. On the matter of climate change and other vital issues with profound implications for the common good, Bahá’ís have to avoid being drawn into the all too common tendencies evident in contemporary discourse to delineate sharp dichotomies, become ensnared in contests for power, and engage in intractable debate that obstructs the search for viable solutions to the world’s problems. Humanity would be best and most effectively served by setting aside partisan disputation, pursuing united action that is informed by the best available scientific evidence and grounded in spiritual principles, and thoughtfully revising action in the light of experience. The incessant focus on generating and magnifying points of difference rather than building upon points of agreement leads to exaggeration that fuels anger and confusion, thereby diminishing the will and capacity to act on matters of vital concern.

One of the most pressing problems of humanity in the current century is how a growing, rapidly developing, and not yet united global population can, in a just manner, live in harmony with the planet and its finite resources. Certain biological realities present themselves when an organism negatively affects or exceeds the capacity of its ecosystem. The limited availability and inequitable distribution of resources profoundly impact social relations within and between nations in many ways, even to the point of precipitating upheaval and war. And particular arrangements of human affairs can have devastating consequences for the environment. The question of the impact of climate change, and to what extent it is man-made and its effects can be ameliorated, is today a major aspect of this larger problem. The Revelation of Bahá’u’lláh directly and indirectly touches on a range of such concerns in a manner that speaks to a harmony between society and the natural world. It is essential, therefore, that Bahá’ís contribute to thought and action regarding such matters.

Among the Bahá’í teachings are those concerning the importance of science. “Great indeed is the claim of scientists … on the peoples of the world,” Bahá’u’lláh observed. ‘Abdu’l-Bahá wrote that the “sciences of today are bridges to reality” and repeatedly emphasized that “religion must be in conformity with science and reason.” Significantly, on an occasion when a scientific question was asked of Shoghi Effendi, he responded in a letter written on his behalf that “we are a religion and not qualified to pass on scientific matters.” And in reply to scientific issues raised on a number of occasions, he consistently advised Bahá’ís that such matters would need to be investigated by scientists.

Scientific inquiry into the question of human contributions to global warming has gradually unfolded over a century of investigation and, more recently, with intense scrutiny. While there will naturally be differences of view among individual scientists, there does exist at present a striking degree of agreement among experts in relevant fields about the cause and impact of climate change. Sound scientific results, obtained through the employment of sound scientific methods, produce knowledge that can be acted upon; ultimately, the outcomes of action must stand the test of further scientific inquiry and the objective facts of the physical world. In the spectrum of issues under discussion—which includes the extent of human contribution, projections of the possible future consequences, and alternatives for response—some aspects are, of course, less supported than others by scientific findings and hence subject to additional critical analysis.

A phenomenon as complex as climate change cannot be reduced to simple propositions or simplistic policy prescriptions. Even when there is agreement on some underlying facts, there may be a diversity of views about what to do in response to those facts, and the problem is compounded when uncertainty exists or when basic facts are contested for partisan reasons. But while there may indeed be a localized and highly charged political component to the public discussion, more remarkable is the fact that at a time when nations have difficulty reaching agreement on many important issues, the governments of nearly every country on earth have reached political consensus on a joint framework, in the Paris accord, to respond to climate change in a manner that is anticipated to evolve over time as experience accumulates. More than a century ago, ‘Abdu’l-Bahá referred to “unity of thought in world undertakings, the consummation of which will erelong be witnessed.” The recently adopted international agreement on climate change, irrespective of any shortcomings and limitations it may have, offers another noteworthy demonstration of that development anticipated by ‘Abdu’l-Bahá. The agreement represents a starting point for constructive thought and action that can be refined or revised on the basis of experience and new findings over time.

While as a fundamental principle Bahá’ís do not engage in partisan political affairs, this should not be interpreted in a manner that prevents the friends from full and active participation in the search for solutions to the pressing problems facing humanity. Given that the question of climate change gives rise to social, economic, and environmental concerns across the world, interested Bahá’ís and Bahá’í institutions and agencies have naturally addressed it, whether at local, regional, national, or international levels. However, this does not mean that conclusions about scientific findings on climate change associated with such initiatives should be construed or presented as matters of religious conviction or obligation. Different Bahá’ís will, given their range of backgrounds, understand ideas about science and climate change in different ways and feel impelled to act differently, and there is no obligation for them to have uniformity of thought in such matters. Whenever Bahá’ís do participate in activities associated with this topic in the wider society, they can help to contribute to a constructive process by elevating the discourse above partisan concerns and self-interest to strive to achieve unity of thought and action. A range of Bahá’í concepts can inform these efforts; the letter of the House of Justice dated 1 March 2017, for example, addresses moral questions of consumption and excessive materialism that are associated with the exploitation and degradation of the environment. At the start, there are no doubt many uncontroversial areas of overlap where the effort to address the question of anthropogenic climate change corresponds with widely accepted approaches to improving the environment. Areas for collaboration with others could broaden as experience and learning unfolds.

In those parts of the world where discussions surrounding anthropogenic climate change have indeed fallen prey to an almost intractable divide, Bahá’ís must be sensitive to the danger of this divisive partisan approach taking root in the community. This may well mean that some individuals or agencies have to consider to what extent their views about action required on climate change reflect a posture that is too extreme, whether in exaggerating the problem or minimizing it. Concepts and principles associated with Bahá’í consultation inform how the friends should interact among themselves and how they participate in social discourses and social action. Consultation provides a means by which common understanding can be reached and a collective course of action defined. It involves a free, respectful, dignified, and fair-minded effort on the part of a group of people to exchange views, seek truth, and attempt to reach consensus. An initial difference of opinion is the starting point for examining an issue in order to reach greater understanding and consensus; it should not become a cause of rancor, aversion, or estrangement. By acting in unity, a conclusion about a particular course of action may be tested and revised as necessary through a process of learning. Otherwise, as ‘Abdu’l-Bahá explains, “stubbornness and persistence in one’s views will lead ultimately to discord and wrangling and the truth will remain hidden.”

Also relevant to such participation is greater appreciation and application of Bahá’u’lláh’s insights on moderation. “In all matters moderation is desirable,” He states. “If a thing is carried to excess, it will prove a source of evil.” This call for moderation includes in particular the manner of speech if a just conclusion is to be achieved. “Human utterance is an essence which aspireth to exert its influence and needeth moderation,” Bahá’u’lláh writes. “One word is like unto springtime causing the tender saplings of the rose-garden of knowledge to become verdant and flourishing, while another word is even as a deadly poison,” He explains. “It behoveth a prudent man of wisdom to speak with utmost leniency and forbearance so that the sweetness of his words may induce everyone to attain that which befitteth man’s station.” By moderation, Bahá’u’lláh is in no way referring to mere compromise, the dilution of truth, or a hypocritical or utopian consensus. The moderation He calls for demands an end to destructive excesses that have plagued humanity and fomented ceaseless contention and turmoil. Moderation in deliberation and action stands in contrast to the arbitrary imposition of views through power or insistence upon ideological aims, both of which obstruct the search for truth and sow the seeds of continuing injustice. A moderate perspective is a practical and principled standpoint from which one can recognize and adopt valid and insightful ideas whatever their source, without prejudice. “Whoso cleaveth to justice, can, under no circumstances, transgress the limits of moderation,” Bahá’u’lláh states. “He discerneth the truth in all things, through the guidance of Him Who is the All-Seeing.”

The House of Justice trusts that, in pursuing the many facets of their work of community building, social action, and involvement in the discourses of society, individuals, communities, and institutions will continually grow in their capacity to make a distinctive and effective contribution to addressing the multitudinous problems afflicting society and the planet, including those associated with climate change.

With loving Bahá’í greetings,

Department of the Secretariat

Материалы для скачивания

Дополнительные материалы