Послание Всемирного Дома Справедливости от октября 2017 года к празднованию двухсотлетия Рождества Бахауллы

Материал из Бахаи Википедии
Перейти к: навигация, поиск

Общая информация

Веб-ресурс, посвященный празднованию двухсотлетия Рождества Бахауллы, https://bicentenary.bahai.org/ru

Послание Всемирного Дома Справедливости присланное в октябре 2017 года к празднованию двухсотлетия Рождества Бахауллы.

Перевод письма на русский язык

Всем, кто чествует Славу Божью

Горячо любимые друзья!

Мы убеждены в этой спасительной истине: Бог всегда помнит о народах земли. В каждую историческую эпоху эта непознаваемая Реальность отворяет врата милости в мир, отправляя Посланника, наделенного обязанностью придавать нравственный и духовный импульс, необходимый человеческим существам, чтобы сотрудничать и двигаться вперед. Имена многих из этих великих Светочей для человечества утеряны. Но некоторые из Них блистают в анналах прошлого как те, кто внес коренные изменения в мышление, раскрыл кладези знания и вдохновил взлет цивилизаций, и Их имена до сих пор чтут и восхваляют. Каждый из этих духовных и социальных провидцев, незапятнанных зерцал добродетели, выдвигал принципы и истины, которые отвечали неотложным нуждам времени. Поскольку мир сейчас сталкивается с самыми настоятельными вызовами, мы провозглашаем, что Бахаулла, родившийся двести лет назад, был такой Личностью — а в действительности Тем, Чье учение положит начало той издревле предвещаемой эпохе, когда все представители человечества будут жить бок о бок в мире и единстве.

Те, кто знал Его с ранней юности, считали, что Он отмечен судьбой. Благословленный праведным характером и необычайной мудростью, Он, казалось, был осиян нежным светом небес. И все же Его заставили вынести сорок лет страданий, включая сменяющие друг друга изгнания и заточения по приказу двух деспотичных монархов; кампании, направленные на очернение Его имени и обвинение Его последователей; насилие против Его Личности; постыдные попытки лишить Его жизни — все это из бесконечной любви к человечеству Он претерпевал добровольно, с сияющим духом и выдержкой, и с состраданием к Своим мучителям. Даже когда у Него отняли все Его земные владения, это не обеспокоило Его. Наблюдатель может задаться вопросом: почему Тот, Чья любовь к другим была столь совершенной, должен был стать мишенью для такой враждебности, учитывая, что в иных отношениях Он был объектом всеобщей хвалы и восхищения, прославленный благодаря Своему добросердечию и высоким помыслам и отказавшийся от любого притязания на политическую власть. Несомненно, любой, кто знаком с историческими закономерностями, безошибочно определит причину Его суровых испытаний. Появление пророческой личности в мире неизменно вело к ожесточенному противостоянию со стороны власть предержащих. Но свет истины невозможно загасить. И посему в жизни этих божественных Существ мы видим жертвенность, героизм и, при любых обстоятельствах, дела, подтверждающие Их слова. Это очевидно на каждом этапе жизни Бахауллы. Невзирая на всякое бедствие, Он никогда не молчал, и Его слова сохраняли свою неудержимую мощь — слова, произносимые голосом проницательности, определяющие недуги мира и предписывающие целительное средство; слова, несущие в себе могущество справедливости, предупреждающие королей и правителей мира о силах, которые в конечном итоге сметут их с престолов; слова, возвышающие душу, очаровывающие и преображающие ее, дающие ей решимость освободиться от терниев и шипов корыстных интересов; и слова, что чисты, пленяющи и выразительны: «Сие не от Меня, но от Бога». Разве при исследовании такой жизни не возникает вопрос: если это не от Бога, то что же от Него?

Совершенные Воспитатели, приносившие свет в мир на протяжении всей истории, оставляли в наследие священные слова. Среди слов, изливавшихся подобно реке с пера Бахауллы, есть дары неимоверного диапазона и возвышенного характера. Нередко тот, кто знакомится с Его Откровением, прежде всего откликается на молитвы непревзойденной красоты, что утоляют стремление души подобающим образом поклоняться своему Создателю. В глубинах океана Его слов обнаруживаются законы и непреложные нравственные требования для высвобождения человеческого духа от гнета мирских инстинктов, недостойных его истинного призвания. Здесь также раскрываются непреходящие идеалы, в свете которых родители могут растить детей не просто по своему подобию, но с более возвышенными устремлениями. Есть и объяснения, которые показывают длань Бога в действии на извилистом пути истории человечества через стадии племени и нации к высшим формам единства. Различные религии мира предстают как выразители одной основополагающей истины, связанные между собой общим истоком и также общим предназначением — преобразовывать внутреннюю жизнь и внешние условия человечества. Учение Бахауллы свидетельствует о благородстве человеческого духа. То общество, которое Он предвидит, достойно этого благородства и устроено на принципах, которые охраняют и укрепляют его. Единство человеческой семьи Он ставит в центр коллективной жизни; Он недвусмысленно утверждает равенство женщин и мужчин. Он примиряет на первый взгляд враждующие силы нашего нынешнего века: науку и религию, единство и разнообразие, свободу и порядок, личные права и социальные обязательства. И среди Его величайших даров — справедливость, воплощающаяся в институтах, которые озабочены прогрессом и развитием всех народов. По Его словам, Он «стер со страниц святой Книги Бога все, что было источником споров, злобы и раздоров среди чад человеческих», одновременно с этим «заложил существенные предпосылки согласия, понимания, полного и прочного единства». Разве не возникает вопрос, каким должен быть достойный отклик на такие дары?

« «Долг всякого ищущего — воспрянуть и устремиться к берегам сего океана», »
— заявляет Бахаулла. Духовные учения, что приносили сменявшие друг друга Посланники в течение веков, нашли свое выражение в религиозных системах, которые со временем смешались с аспектами культуры и отяготились придуманными человеком догмами. Но взгляните поверх всего этого, и вы увидите, что исконные учения — источник всеобщих ценностей, с помощью которых различные народы обрели общее дело и которые сформировали нравственное сознание человечества. В современном обществе репутация религии значительно пострадала, и понятно почему. Если во имя религии продвигаются ненависть и противостояние, то лучше обойтись без нее. Тем не менее, истинная религия познается по своим плодам — по ее способности вдохновлять, преобразовывать, объединять, продвигать мир и благосостояние. Она находится в гармонии с наукой и здравым смыслом. И она жизненно важна для социального прогресса. Вера Бахауллы взращивает в человеке и в общине дисциплинированное действие в свете размышления, благодаря чему постепенно накапливаются озарения об эффективных способах работы для улучшения общества. Бахаулла осуждает попытки социальных перемен через политические интриги, мятеж, очернение конкретных групп или открытый конфликт, ибо все это лишь увековечивает циклы борьбы, причем устойчивые решения постоянно ускользают. Он отстаивает инструменты совершенно иного рода. Он призывает к благим делам, добрым словам и праведному поведению; Он предписывает служение другим и совместные действия. И Он приглашает каждого члена человеческого рода к выполнению задачи построения всемирной цивилизации, основанной на божественном учении. Разве не возникает вопрос при рассмотрении широты Его видения: на каком основании человечество сможет реалистично строить надежды на будущее, если не на этом?

В каждой стране те, кто привлечен к посланию Бахауллы и привержен Его видению, систематически учатся тому, как воплощать в жизнь принципы Его учения. Большие группы молодежи все сильнее осознают свою духовную сущность и направляют свою энергию на продвижение общества. Люди разных взглядов раскрывают для себя, как заменять споры и навязывание авторитетов на совещание и коллективный поиск решений. Души, принадлежащие всевозможным расам, религиям, национальностям и классам, объединяются вокруг такого видения человечества, где оно — один народ, и земля — одна страна. Многие из тех, кто долго страдал, обретают свой собственный голос и становятся поборниками своего собственного развития, находчивыми и закаленными. В деревнях, соседствах, больших и малых городах появляются институты, общины и люди, преданно работающие вместе на благо возникновения объединенного и процветающего мира, который будет поистине достоин называться царствием Бога на земле. В эту двухсотлетнюю годовщину появления Бахауллы многие, будучи частью этого предприятия, предлагают окружающим их людям простое приглашение: используйте эту возможность узнать, Кем Он был и что Он олицетворяет Собой. Испытайте то целительное средство, что Он предписал. Его приход предлагает верное доказательство, что человеческий род, которому грозят несметные опасности, не забыт. Когда столь много людей доброй воли по всему миру так долго взывали к Богу, чтобы получить ответ на проблемы, которые осаждают их на их общей родине, разве удивительно, что Он все же ответил на их молитву?

[подписано: Всемирный Дом Справедливости]

Universal House of Justice

Оригинал письма на английском языке

To all who celebrate the Glory of God

Dearly loved Friends,

This salutary truth we maintain: that the peoples of the earth have always been remembered by their God. In every era of history, that unknowable Reality has opened the gates of grace to the world by sending an Emissary charged with providing the moral and spiritual stimulus that human beings need to cooperate and advance. Many of the names of these great Lights to humankind are lost. But some shine out from the annals of the past as having revolutionized thought, unlocked stores of knowledge, and inspired the rise of civilizations, and Their names continue to be honoured and praised. Each of these spiritual and social visionaries, stainless mirrors of virtue, set out teachings and truths that answered the urgent needs of the age. As the world now faces its most pressing challenges yet, we acclaim Bahá’u’lláh, born two hundred years ago, as such a Figure—indeed, as the One Whose teachings will usher in that long-promised time when all humanity will live side by side in peace and unity.

From His early youth, Bahá’u’lláh was regarded by those who knew Him as bearing the imprint of destiny. Blessed with saintly character and uncommon wisdom, He seemed to be touched by heaven’s kindly light. Yet He was made to endure forty years of suffering, including successive exiles and incarcerations at the decree of two despotic monarchs, campaigns to vilify His name and condemn His followers, violence upon His Person, shameful attempts on His life—all of which, out of a boundless love for humanity, He bore willingly, with radiance and forbearance, and with compassion for His tormentors. Even the expropriation of all His worldly possessions left Him unperturbed. An observer might wonder why One Whose love for others was so complete should have been made the target of such hostility, given that He had otherwise been the object of universal praise and admiration, famed for His benevolence and high-mindedness, and had disavowed any claim to political power. To anyone who is familiar with the pattern of history, the reason for His ordeals is, of course, unmistakable. The appearance of a prophetic Figure in the world has invariably given rise to ferocious opposition from wielders of power. But the light of truth will not be put out. And so, in the lives of these transcendent Beings one finds sacrifice, heroism and, come what may, deeds that exemplify Their words. The same is evident in each phase of the life of Bahá’u’lláh. In spite of every hardship, He was never silenced, and His words retained their compelling potency—words spoken with the voice of insight, diagnosing the world’s ills and prescribing the remedy; words carrying the weight of justice, warning kings and rulers about forces that would ultimately sweep them from their thrones; words that leave one’s soul uplifted, awed and transformed, determined to free itself from the thorns and brambles of self-interest; and words that are clear, arresting, and emphatic: “This thing is not from Me, but from God.” Might one not ask, in considering such a life: if this be not from God, what can be pointed to that is?

The perfect Educators Who, throughout history, brought light to the world, left behind a legacy of sacred words. Within the words that flowed like a river from the pen of Bahá’u’lláh are gifts of enormous range and sublime character. Not infrequently, one who encounters His Revelation responds first to prayers of surpassing beauty that satisfy the soul’s longing to befittingly worship its Maker. Deeper in the ocean of His words are discovered the laws and moral imperatives to liberate the human spirit from the tyranny of worldly instincts unworthy of its true calling. Here, too, are found enduring ideals in whose light parents may raise children not simply in their own likeness, but with aspirations more exalted. There are also explanations that reveal the hand of God at work in the history of humankind’s winding journey through the stages of tribe and nation towards higher forms of unity. The diverse religions of the world are shown to be expressions of a single underlying truth, related to one another by a common origin, and also by a common purpose: to transform humanity’s inner life and outer conditions. Bahá’u’lláh’s teachings testify to the nobility of the human spirit. The society He envisions is one worthy of that nobility and founded on principles that guard and reinforce it. The oneness of the human family He places at the core of collective life; the equality of women and men He unequivocally asserts. He reconciles the seemingly counteracting forces of our own age—science and religion, unity and diversity, freedom and order, individual rights and social responsibilities. And among His greatest gifts is justice, manifested in institutions whose concern is for the progress and development of all peoples. In His own words, He has “blotted out from the pages of God’s holy Book whatsoever hath been the cause of strife, of malice and mischief amongst the children of men” and, concurrently, “laid down the essential prerequisites of concord, of understanding, of complete and enduring unity”. Might one not ask, what would be a befitting response to such gifts?

“It is the duty of every seeker to bestir himself and strive to attain the shores of this ocean,” Bahá’u’lláh states. The spiritual teachings brought by successive Messengers through the ages found expression in religious systems that, over time, have become fused with aspects of culture and weighed down with man-made dogmas. But look past these and it becomes clear that the original teachings are the source of the universal values through which diverse peoples have found common cause and which have moulded humanity’s moral consciousness. In contemporary society, the reputation of religion has suffered a great deal, and understandably so. If, in the name of religion, hatred and strife are promoted, it is better to do without it. However, true religion can be known by its fruits—its capacity to inspire, to transform, to unite, to foster peace and prosperity. It is in harmony with rational thought. And it is essential to social progress. The Faith of Bahá’u’lláh cultivates within the individual and the community the discipline of acting in the light of reflection, and by this means, insights gradually accumulate about effective ways to work for the betterment of society. Attempts at social change through political intrigue, sedition, vilification of particular groups, or outright conflict are condemned by Bahá’u’lláh, for they merely perpetuate cycles of struggle while lasting solutions continue to elude. He champions instruments of a very different sort. He calls for good deeds, kind words, and upright conduct; He enjoins service to others and collaborative action. And to the task of constructing a world civilization founded on the divine teachings, He summons every member of the human race. Might one not ask, in contemplating the breadth of His vision, upon what foundation shall humanity realistically build hope for the future, if not this?

In every land, those who have been attracted to the message of Bahá’u’lláh and are committed to His vision are systematically learning how to give effect to His teachings. Cohorts of youth are becoming ever more conscious of their spiritual identity and are directing their energies towards the advancement of their societies. People with divergent perspectives are discovering how to replace contention and the imposition of authority with consultation and the collective search for solutions. From every race, religion, nationality, and class, souls are uniting around a vision of humanity as one people and the earth as one country. Many who have long suffered are finding their voice and becoming protagonists of their own development, resourceful and resilient. From villages, neighbourhoods, towns and cities are arising institutions, communities, and individuals dedicated to labouring together for the emergence of a united and prospering world that might truly deserve to be called the kingdom of God on earth. On this two hundredth anniversary of Bahá’u’lláh’s appearance, the many who are part of this enterprise are reaching out to those around them with a simple invitation: seize this opportunity to find out who He was and what He represents. Put to the test the remedy He has prescribed. His coming offers sure proof that the human race, threatened by numerous perils, has not been forgotten. When so many people of goodwill throughout the world have for so long beseeched God for an answer to the problems that beset them in their common homeland, is it so surprising that He should have answered their prayer?

The Universal House of Justice

Universal House of Justice

Материалы для скачивания

Дополнительные материалы